Шпиндлер и иератизм
Нимфеи Оливье Дебре

 

Это одна из нескольких великих выставок, которые изменили историю. В то время центром мирового дизайна (и в целом западной цивилизации) считались, при всех оговорках, Соединённые Штаты. А выставка показала, что самое интересное происходит в Италии. Благодаря ей Италия обрела статус главной дизайн-державы мира, который, при всех оговорках, удерживает за собой до сих пор.

Выставка проходила с 26 мая по 11 сентября 1972 года в нью-йоркском музее современного искусства (MoMA), чья роль в истории дизайна сама по себе заслуживает отдельного рассказа: это один из первых художественных музеев, который начал собирать и выставлять предметы промышленного дизайна, он открыл миру Чарльза и Рэй Имзов, был соучредителем международной премии Good Design, способствовал успеху скандинавского дизайна в Америке.

Куратор выставки — Эмилио Амбаш (Emilio Ambasz), известный аргентинский архитектор, в 1969 — 1976 гг. работавший в MoMA куратором дизайна. Подготовка к ней заняла три года.

Выставка была необычно велика. Масштабным было и открытие. Вернисаж посетили Марсель Брёйер, Филип Джонсон, Чарльз Имз и Юймин Бэй, которые затем расхваливали выставку репортёрам. Газеты описывали её как эффектное зрелище, напоминающее декорации научно-фантастического фильма. Похоже, она и правда захватывала: люди, посетив её, возвращались снова и снова. Общее число посетителей мне неизвестно, зато известно, что 266 206 из них пришли на выставку два раза и более.

У неё было два раздела. В первом, под названием «Объекты», показывали 180 предметов, спроектированных итальянскими дизайнерами за несколько лет, предшествующих выставке. Показывали их в высоких деревянных призмах с витринами, которые ровными рядами стояли в музейном дворе, полностью его заполняя. Эти призмы спроектировал сам Эмилио Амбаш вместе с Томасом Чарновским.

Там выставлялись и мебель, включая и сложные сборные системы (Cub 8 Анджело Манджаротти и Abitacolo Бруно Мунари), и небольшие предметы, светильники и вазы. Были там и те предметы, которые ассоциируются у нас с «радикальным» дизайном — «супербоксы» Соттсасса, диван «Сафари» группы Archizoom и даже их проект «Четыре кровати» — маленькие модели мебели. Они рассматривались тогда как прототипы для серийного производства, но производить их так и не начали.

Второй раздел выставки, «Окружения» или «Среды» (Environments) — несколько инсталляций в восточном крыле музея, представляющие собой целостные среды обитания, спроектированные специально для нью-йоркской выставки. Их авторы — Этторе Соттсасс, Джо Коломбо, Гаэ Ауленти, Марко Дзанузо с Рихардом Заппером, Марио Беллини, Альберто Росселли, Уго Ла Пьетра, Гаэтано Пеше.

В основном это были многофункциональные модульные системы или сборные дома, которые было легко запустить в серийное производство. Инсталляция Гаэтано Пеше отличалась от них: это был интерьер сложной и многозначительной геометрии, выполненный полностью из полиуретана, ипосетители должны были ходить по нему в специальных массивных (и тоже полиуетановых) бахилах. По замыслу автора, это типичное жилище землянина после 2000 года, подземное (потому что жители Земли на рубеже тысячелетий ушли с её поверхности), найденное и описанное археологом 3000-го года.

В каталоге выставки есть раздел два раздела со статьями: историческими, об истории итальянского дизайна с начала XX века до 1971 года; и критическими, написанных, среди прочих, Джулио Карло Арганом и Алессандро Мендини. На с. 380 — 387 каталога напечатана статья Джермано Челанта (Germano Celant) «Радикальная архитектура», где речь идёт в равной мере об архитектуре и дизайне.

Алессандро Мендини, который не только написал статью в каталог, но и в организации выставки участвовал, купил тогда в Нью-Йорке сувенирную открытку с фотографией гориллы. Чуть позже, в том же 1972 году, он сделал на её основе фотоколлаж для обложки Casabella, где на груди у гориллы написано красным: Radical design. Так итальянский радикальный дизайн обрёл своё название. (Джермано Челант вообще — мастер искусствоведческого нейминга: незадолго до того он дал название движению Arte Povera).

Посетителям нравилась выставка, но лишь как развлечение. Мысль о том, чтобы такие вещи окружали их в поседневной жизни, большинство пугала; слишком радикальными им казались даже объекты в музейном дворе, которые в Италии в это время производились серийно и были в продаже. Выставка напоминала им декорации фильмов «Заводной апельсин» и «Космическая одиссея 2001» (и не случайно: эти фильмы — настоящий музей передового дизайна рубежа 60-х — 70-х, правда, в основном английского и французского, а не итальянского). Она шокировала (но и привлекала) массового зрителя как образ будущего, и будущее представало их взору как интересный, но неуютный мир, мир антиутопии.

Вообще, и выставка, и её каталог с внушительным разделом теоретических статей задумывались как исследование о том, как в меняющемся мире с новыми политическими системами, новыми экономическими отношениями, новыми социальными практиками и производственными технологиями изменятся и облик отдельных предметов, и жилая среда в целом. Это футурологический проект. Так её воспринимали и за границей; например, в журнале «Декоративное искусство СССР», в апрельском номере 1974 года, проекты из её раздела «Environments» ( с упоминанием авторов, но без упоминания выставки) опубликованы на с. 28 под заголовком «Послезавтра».

Любопытно, что из концепции выставки выбиваются проекты тех самых дизайнеров, которые благодаря ей стали называться радикальными: групп Archizoom, Superstudio, 9999, Strum. Куратор пригласил их к участию в разделе «Environments» и ждал от них, вероятно, прототипов мебельных систем вроде тех, что показали Этторе Соттсасс, Гаэ Ауленти и Джо Коломбо. Таких проектов «тотальной меблировки» было много и в разделе «объекты»; Эмилио Амбаш, по-видимому, особенно их ценил и хотел показать как можно больше.

А радикалы, решив, что вещей и так уже спроектировано достаточно и незачем плодить новые, показали проекты будущего, где нет городов, домов и потребительского рынка. Эти проекты, относящиеся скорее к сфере архитектуры, чем дизайна, описанные намеренно сложным языком, проиллюстрированные авангардными фотоколлажами (впрочем, группа 9999, помимо коллажей, показала там тот же обитаемый огород с кроватью среди грядок, готорый она выставляла годом ранее во Флоренции в своём клубе Space Electronic). Массовому зрителю они были мало понятны. Проекты радикалов — наименее эффектная, зато самая умная часть той выставки.

Немного библиографии

Архив выставки на сайте MoMA. Там 307 фото экспозиции, пресс-релиз и полностью отсканированный каталог выставки со всеми статьями.

(Re)working the Past, (Dis)playing the Future. Italy: The New Domestic Landscape at MoMA, 1972. Тезисы доклада о выставке Ингрид Халланд Рашиди (книверситет Осло) на конференции Design Research Society в Брайтоне, 2016

Артём Дежурко

Читайте также